Что такое субъективная ценность?

Источник ценности

Уильян Стэнли Джевонс, один из авторов маржиналистской революции, в своих трудах критически подходил к взглядам Рикардо и Милля. Он критиковал основные положения "Общей математической теории политической экономики", т.е. применение математических формул к утилитаризму, на котором, в основном, и основана рикардианская экономика. К. Менгер, второй автор маржиналистской революции, вел борьбу с другим "врагом" - немецкой исторической школой. Он возвращается к дедуктивному методу, основанному на известных принципах природы и человека, но следуя совершенно иным путем. Австрийцы иногда используют математику для иллюстрации неких положений, но самое важное заключается в том, что они используют психологический анализ, который и отличает австрийскую теорию ценности.

К. Менгер первым ввел в экономический анализ исследование определенных принципов, которые существуют вне зависимости от человека, которые определяют, что делает вещь "полезной", "товаром", и "ценным" для конкретного человека, при каких условиях цены растут или падают. Рикардо представил теорию ценности, которая описывала только коммерческие ценности. Как и А. Смит, он идентифицирует "ценность в пользовании" с полезностью. Он считает ее только предварительным условием, которое не объясняет отличительных черт "обменной ценности". Источник ценности по Рикардо - это либо редкость (недостаток) некой вещи или количество труда, необходимое для ее получение. Есть вещи, которые ценны, потому что их мало и их ценность независима от количества труда, необходимого для их производства. Она определяется уровнем богатства и намерениями тех, кто хотят их заполучить. Рикардо опускает такую ценность. Он концентрирует свое внимание на ценность обмена таких вещей, которая может быть приумножена трудом.

К. Менгер и его последователи практически полностью отвергают такой подход к ценности. Во-первых, они отрицают то, что "ценность в использовании" можно конвертировать в "полезность". Они считают, что эти категории относятся как реальность к возможности. Полезность значит, что вещь является возможной причиной удовлетворения моего желания. Ценность - необходимое условие, от которого зависит это удовлетворение. Вода и пища полезны человеку. И того, и другого хватает в избытке. Они не представляют для него ценности, ни даже ценности в пользовании. Только тогда, когда удовлетворение его голода зависит от определенной буханки хлеба, хлеб будет иметь для него ценность.

Ценность для меня - это "важность для моего благосостояния". Вещь не имеет значения для моего благосостояния, если она, прежде всего, не удовлетворяет желание и, во-вторых, если она существует с похожими вещами в таком количестве, что я не могу считать себя полностью зависимым от данной вещи как фактора моего удовлетворения. К. Менгер пишет: "Национальная экономика, которая игнорирует теорию субъективной ценности, построена на песке". Как мы объясняем парадокс, что такие необходимые вещи, как воздух и вода, обычно не имеют для нас ценности? Ответ прост: хотя они являются необходимыми как целое, они на столько не ограничены в количестве, что в нормальных условиях, практически никакое их количество не имеет влияния на наше благосостояние. Каждая конкретная доза (порция) воздуха или воды не являются для нас исключительными. С другой стороны если мы уменьшаем размер всей субстанции, то мы приводим ее части ближе к ценности до тех пор, пока они ее не достигают. В каждом конкретном случае мы должны иметь дело с конкретными желаниям и количествами, а не с абстракциями. Мы должны четко представлять факты реальной жизни. Для мельника черпак воды из ручья не имеет ценности, но если полностью высушить ручей, который приводит в движение его мельницу, тогда сложится иная ситуация. Точно также воздух для подводного пловца имеет ценность, ибо ограничен в количестве.

Конец разделения "экономическое и неэкономическое действие"

Шаг, который явился переходным от классической школы к австрийской, был признанием того, что абстрактные классы товаров никогда не обмениваются и оцениваются. Обмениваются и оцениваются только конкретные единицы, "представители" данного класса товара. Классики сделали свою теорию ценности на основе обменной ценности, оставляя за пределами анализа предельного потребителя и его субъективные оценки. Для классиков было важно отличие "экономический" и "неэкономический" в отношении действия. При переходе на субъективную теорию ценности такое разделение становится абсолютно бесполезным. Разделение экономического и неэкономического в контексте стимулов и краткосрочных целей человека несостоятельно.

Материальные вещи внешнего мира обмениваются не только на материальные вещи, но и на нематериальные (честь, слава, признание и т.д.). При попытке вычеркнуть их из сферы "экономический" возникают определенные трудности. В процессе обмена на материальные вещи являются лишь промежуточными товарами для получения в конечном итоге нематериальных активов, удовлетворения. Нельзя игнорировать тот факт, что человеческая деятельность - это неделимая гомогенность, которая сочетает в себе обмен материальных и нематериальных активов, при этом обмен материальных ничем не отличается от обмена нематериальных.

Из субъективной теории ценности следует два вывода, которые классики не посчитали практичными.

  1. Экономический принцип - это фундаментальный принцип всего рационального действия. Он не относится только к определенному типу рационального действия. Поэтому все рациональное действия - это действие экономическое.
  2. Каждое сознательное, т.е. наполненное содержанием действие является рациональным. Только конечные действия - ценности и цели, которые имеют атомы, находятся за пределами рациональности. Субъективизм не противопоставляет "рациональное" - "иррациональное" с "объективно практичным" и "объективно непрактичным". В рамках субъективизма нельзя противопоставлять "правильное" действие как "рациональное" и "неправильное" действие. Следовательно, нельзя назвать действия иррациональными, если во внимание принимаются такие ценности, как честь, личные чувства или политические соображения.

Базовый компонент человеческого поведения - предпочтение одной альтернативы другой. Акты выбора людьми и являются нашей информацией, которая позволяет сформировать понятие "важность". "Потребность" (need) можно вывести только из действия, поэтому предположение, что действие не соответствует потребности, абсурдно. Если только вы делаете попытку разделить действие и потребность и делаете потребность критерием действия, то вы выходите за пределы теоретической науки, которая нейтральна по отношению к ценностным суждениям. Предметом теории человеческой деятельности является само действие, а не, каким оно должно быть. Каталлактика объясняет, как в процессе человеческого взаимодействия, т.е. обмена, возникают цены. Она объясняет цены такими, какими они являются, а не такими, какими они должны быть. Для выполнения этой задачи нет никакой возможности разделить экономические и неэкономические факторы, определяющие формирование цены. Граница между экономическим и неэкономическим не находится в контексте рационального действия. Действия совершаются только после принятия решений. Когда существует необходимость выбора между возможными целями, потому что их достижение невозможно одновременно. Люди действуют, потому что они находятся во временном потоке, действие которого они не могут нейтрализовать. Они действуют, потому что они не полностью удовлетворены и насыщены, а также потому, что, действуя, они увеличивают степень своего удовлетворения. Когда эти условия отсутствуют, действие не происходит.

Иерархия желаний

Каждый человек сознательно или подсознательно имеет свою индивидуальную иерархию желаний и ценностей. Именно он решает, что одни желания должны быть удовлетворены в первую очередь. Более того, он также ранжирует степень (прирост) удовлетворения. Пища может стоять выше в иерархии желаний, но сигарета может быть важнее четвертой порции мяса. Австрийцы первой волны предложили следующую базовую модель иерархии желаний, которая, безусловно, может отличаться у каждого индивидуального человека.

Степень
удовл.

Пища

Одежда

Жилье

Курение

Первая

Нужная для выживания

 

 

 

Вторая

Нужная для здоровья

1-й костюм, нужен

Одна комната

 

Третья

Приятная

2-й костюм, для удобства

2 комнаты

4 сигареты в день

Четвертая

Менее приятная

3-й костюм, желателен

3 комнаты

8 сигарет в день

Пятая

Сытость

Пятый костюм, удовл.

4 комнаты, удовл.

Сытость

Разница в степени важности между первым и единственным приемом пищи и одним из 5 приемов пищи не как 5 к одному, а как бесконечность к одному. Когда мы подходим ближе к абсолютной необходимости, увеличение важности идет не арифметически, а геометрически, даже если это не касается физиологический вещей, а социально необходимых или даже концептуальных для данного конкретного человека. Важность единственной в мире греческой монеты для нумизмата гораздо больше (а не вдвое), если таких монет в мире будет две. Мы осознаем градацию наших желаний и ценностей, когда добавляет или теряем к имеющимся в наличие запасам. Пшеницу можно использовать для выпечки хлеба, корма для животных или изготовление спирта. Как мы можем определить важность или ценность для человека этой пшеницы при наличии таких альтернатив?

Ответ на этот вопрос является центральной частью австрийской теории ценности. Мы судим о ценности, которую он придает вещи по тому, как он оценивает ее важность для удовлетворения самых "низких" желаний в своей иерархии. Если человек красным деревом топит печь, то красное дерево для него имеет лишь такую ценность. Жители Дальнего Востока по три раза в день едят икру и красную рыбу. Они могут ее использовать даже в качестве топлива. Мы говорим, что такое использование данной вещи, удовлетворение таких желаний является "самым низким", потому что при ограничении количества данного материала (вещи) использование ее по этому назначению прекращается в первую очередь. К примеру, при не урожае пшеницы, первым ограничивается рацион животным или прекращается самогоноварение. Поэтому ценность вещи всегда надо оценивать в каждом случае по наименее важным желаниям, которые удовлетворяет человек при ее помощи, потому что именно по этому конкретному желанию, а не по другим, данная вещь является необходимой для удовлетворения. "Субъективная ценность" зависит не от полезности, а от "конечной полезности" (final utility или marginal utility), т.е. от самого низкого из реальных полезностей, которые предоставляет нам данная ценная вещь.

Е. Бём-Баверк поясняет, что ценность целого как целого определяется конечной полезностью целого, а ценностью частей как таковых. Если, к примеру, мы спросим, какова полезность единственной фляжки с водой для потерявшегося в пустыне странника, то мы может ответить, что бесконечная, поскольку это вопрос жизни и смерти. Но если разделить эту воду на глотки, то полезность каждого из них будет определяться "наихудшим" ее использованием. Но в случае если ты, к примеру, потерял шапку, то ее конечная полезность была ее полной полезностью - ее худший вариант использования оказался одновременно самым лучшим. Но если ты вместо потерянной шапки купил новую, то ты сделал это за счет средств, предусмотренных на другие цели. В этом случае ценность шапки не была полной, но конечной полезностью не самой шапки, а тех средств, которые были потрачены на ее приобретение. Следующее высказывание Е. Бём-Баверка очень хорошо иллюстрирует австрийское решение парадокса ценности: "Если мне надо купить лошадь, мне в голову не придет сформировать мнение, во сколько мне обойдутся 100 лошадей, все лошади мира, а затем на основании этой информации скорректировать свое предложение о покупке. Я, конечно, сформирую представление о ценности на предмет одной лошади. Именно так, через добродетель внутреннего принуждения мы совершаем процесс определения ценности, исходя из требований конкретной ситуации".

Таким образом, мы видим, что конечная полезность является анализом скорее природы, а не причин ценности. Она констатирует сам факт, а не причину его появления. Ценность появляется как результат двух причин - полезности и редкости. Ценность рубля для тебя зависит от его конечной полезности в том смысле, что ты знаешь его ценность для себя, если ты знаешь конечную полезность данного рубля для себя. Пределом для человека являются его желания и ресурсы как единое целое в отношении друг друга. Мои рубли так сравнительно многочисленны, что я могу удовлетворить свои желания до такого-то предела и не дальше при помощи имеющихся у меня средств. Австрийцы также утверждают, что если бы не было различия в оценках желаний и субъективных ценностях, которые разные люди имеют по отношению к одному и тому же предмету, то не было бы обмена, и цены бы не устанавливались, как в сейчас (имеется в виду рыночная экономика). "Объективная ценность в обмене" (objective value in exchange) - это результат отдельных субъективных оценочных действий соревнующихся индивидуумов в коммерческом обществе.

"Объективная ценность" никоим образом не тождественна "ценности обмена" (value of exchange). С одной стороны ценность обмена становится случаем субъективной, а не объективной ценности. Ты можешь считать, что для твоего благосостояния выгодней обменять вещь, чем потребить ее. Для экономической цели объективная и субъективная ценности могут быть легко разделены. Объективная ценность - это способность или сила (power) товара по отношению к любому субъекту производить определенный эффект. Дрова имеют отопительную силу. Пища имеет питательную силу. По отношению к другим вещам данный товар может иметь покупательную способность (purchasing power). Данная способность является лишь одним из видов общего рода объективной ценности.



Добавить статью в свой блог:

© 2010-2012 | Site owner A.Bulgakov | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Designer S.Gordi | Memory consumption: 3.5 Mb