Как превратить рецессию в депрессию

При Гувере четыре шага в сфере экономической политики, предпринятых федеральными властями, превратили обычную рецессию в Великую депрессию: речь идет о повышении таможенных тарифов, усилении влияния профсоюзов, увеличении предельных ставок налогообложения и сокращении денежной массы. К сожалению, президент Обама в том или ином варианте взял на вооружение первые три из этих четырех мер, и примерно через год ему придется принимать непростые решения в сфере монетарной политики.

Торговля

Тарифный закон Смута-Хартли был принят Палатой представителей Конгресса США в мае 1929 года - еще до биржевого краха, последовавшего в октябре, - и введен в действие в июне 1930-го, несмотря на возражения ряда экономистов и нескольких ведущих представителей деловых кругов. Хотя большая часть зарубежных товаров по-прежнему ввозилась в страну беспошлинно, 60-процентное повышение тарифов затронуло 3200 видов импортируемой продукции. Более того, большая часть пошлин исчислялась в долларах на единицу товара, так что в результате последующей дефляции реальный размер тарифов увеличился. Этот шаг спровоцировал 60 других государств на ответную меру - введение собственных импортных тарифов. Повышение пошлин и экономическая рецессия к 1933 году привели к снижению общемирового товарооборота примерно на две трети, а уровень безработицы в США, составлявший к моменту принятия Закона Смута-Хартли 7,8%, увеличился в 1933 году до 25,1%. 

В 2007 году сенатор Обама был одним из инициаторов законопроекта о справедливых валютных отношениях (Fair Currency Act), предусматривавшего введение компенсационных пошлин на товары, импортируемые из стран с нерыночной экономикой, искусственно занижающих курс своих валют. Хотя этот акт был направлен в первую очередь против Китая, его положения были распространены также на Мексику и Канаду. Вступление этого закона в силу несомненно вызовет те или иные ответные шаги; особенно уязвимы США к "возмездию" со стороны Китая, ведь мы зависим от этой страны в плане финансирования дефицита нашего текущего баланса. Заявление, сделанное кандидатом в министры финансов Тимоти Гайтнером (Geithner) в ходе слушаний по его утверждению в должности, дают еще больше оснований полагать, что администрация Обамы обвинит Пекин в манипуляции курсом национальной валюты. Кроме того, в ходе предвыборной кампании нынешний президент заявлял о необходимости возобновления переговоров по Североамериканскому соглашению о свободной торговле (NAFTA), чтобы пересмотреть его положения, касающиеся трудовых и экологических стандартов. Он также выступил против вступления в действие нескольких двусторонних торговых договоров, уже подписанных, но еще не ратифицированных. В то же время во время обсуждения в Конгрессе законопроекта о "пакете" финансовых стимулов на 2009 год президент Обама призвал проявить осторожность в отношении любых пунктов, отдающих предпочтение отечественным производителям и способных вызвать ответные "карательные меры" со стороны других государств.

Трудовые отношения

Принятый в 1931 году Закон Дэвиса-Бейкера о трудовых отношениях предусматривал: оплата труда рабочих, занятых в строительных проектах, финансируемых из федерального бюджета, не должна быть ниже ставок, принятых в данной местности для аналогичных работ. Годом позже вступил в действие Закон Норриса-Лагардиа, согласно которому федеральные суды не должны были обеспечивать соблюдение "желтых" контрактов (в рамках которых прием на работу обусловливался обязательством не вступать в профсоюз), а также выносить запретительные постановления по любым трудовым конфликтам, если те не сопровождаются актами насилия. В 1935 году эти акты были дополнены Законом Вагнера, гарантировавшим рабочим право на вступление в профсоюзы, коллективные переговоры и забастовки. Наконец, в 1938 году был принят Закон о справедливых трудовых стандартах (Fair Labor Standards Act), устанавливавший минимальную зарплату на федеральном уровне и запрещавший использование детского труда. Все эти законодательные акты привели к повышению реальных издержек на оплату труда, особенно в промышленности, и во многом способствовали существенному повышению уровня безработицы в годы Великой депрессии.

Сенатор Обама был одним из авторов проекта Закона о свободе выбора для работника (Employee Free Choice Act), внесенного в Конгресс в 2007 году: главным результатом его принятия стала бы отмена тайного голосования при создании профсоюзной ячейки на предприятии. Другой пункт законопроекта  дает правительству полномочия устанавливать условия коллективного договора для фирм с вновь созданными отделениями профсоюзов, если их руководство и профсоюз не договорятся на этот счет в течение установленного срока. Кроме того, Обама последовательно выступает за повышение минимальной зарплаты - а это приводит к увеличению уровня безработицы среди молодых неквалифицированных работников.

Налоги

В 1932 году, за год до того, как Великая депрессия достигла дна, в соответствии с Законом о государственных доходах (Revenue Act) предельная ставка федерального подоходного налога для физических лиц была повышена с 23% до 63%, для юридических лиц - с 12% до 13,75%, а налог на недвижимость вырос вдвое. Закон о государственных доходах 1936 года увеличил предельную ставку индивидуального подоходного налога до 79%, а налога на нераспределенную прибыль корпораций - до 42%. Результатом принятия этих двух законов стал беспрецедентный для мирного времени рост федеральных налогов и затягивание Великой депрессии за счет значительного ослабления стимулов к труду, накоплениям, инвестициям и повышению производительности.

В рамках своей предвыборной платформы Обама предлагал сочетать налоговые льготы для семей с низкими и средними доходами с существенным повышением предельной ставки налога для семей с совокупным доходом более 250 000 долларов в год, и несколькими выборочными изменениями в налогообложении юридических лиц. В соответствии с его планом предельная ставка подоходного налога должна быть повышена с 35% до 39,6%, налога на зарплату - с 1,45% до 5,45% (плюс соответствующее повышение доли социальных налогов, выплачиваемых работодателем), а налога на приращение капитала и дивиденды - с 15% до 20%. Постепенная отмена налоговых освобождений и вычетов, действующих на индивидуальной основе, приведет к дополнительному повышению предельной ставки налогообложения на 4,5 процентных пункта (по оценке аналитического центра Tax Foundation).

Таким образом, совокупная предельная ставка налогообложения увеличится с 36,45% до 49,55 %, что обернется сокращением чистой прибыли от увеличения доходов примерно на одну пятую; повышение предельных ставок затронет многих представителей малого бизнеса и семьи, где работают оба супруга. Кроме того, Обама не предлагает каких-либо сокращений подоходного налога для юридических лиц, хотя сегодня по его уровню США занимают второе место среди промышленно развитых стран. Планируемые им меры в сфере корпоративного налогообложения призваны изменить структуру деловой активности в Америке: Обама хочет повысить налоги для нефтегазовых компаний и американских транснациональных корпораций, предпочитающих вкладывать прибыль за рубежом, в пользу фирм, специализирующихся на альтернативных источниках энергии и создающих рабочие места на территории США.

Предложенные Обамой ставки федеральных налогов не представляют собой ничего из ряда вон выходящего по сравнению с уровнем налогообложения, существовавшим до того, как его сократил Рейган, однако они будут существенно выше, чем те, что действовали в последние годы - причем это повышение происходит в тот момент, когда во многих других государствах налогообложение физических и юридических лиц снижается.

Монетарная политика

Сегодня, задним числом, происхождение Великой депрессии удивительно напоминает нынешнюю ситуацию - за одним важным исключением. С 1921 по 1927 год Федеральная резервная система (ФРС) увеличила денежную массу примерно на 60%, что способствовало резкому росту котировок акций. Однако в начале 1928 года ФРС начала проводить "ограничительную" монетарную политику, и это продолжалось до конца мая 1929 года; в три этапа процентная ставка была повышена с 3,5% до 5%. Это и стало причиной обвала фондового рынка в октябре 1929 года.

Падение котировок акций и последовавшая за этим общая дефляция привели к существенному росту спроса на денежные средства. Однако после краха Bank of the United States в декабре 1930 года ФРС вновь повысила процентную ставку (это произошло в начале 1931 года). С 1929 по 1933 год денежная масса сократилась примерно на треть: ее рост сдерживал золотой стандарт, хотя Федеральный резервный банк Нью-Йорка постоянно призывал увеличить объем денег в обращении. За этот период количество банков в США - из-за волны банкротств и слияний - также уменьшилось на треть.

Это сочетание резко усилившегося спроса на деньги и существенного сокращения денежной массы стало основной причиной первого этапа Великой депрессии. Период "дефицита денег" закончился лишь в 1933 году, когда президент Рузвельт повысил цену на золото на 75%, что вновь сделало возможным увеличение денежной массы. Однако в 1936-1937 годах ФРС распорядилась о двойном увеличении объема обязательных банковских резервов, что обернулось недолгим, но резким спадом 1937-1938 годов, который также стал одним из этапов Великой депрессии.

Монетарная политика, результатом которой стала нынешняя рецессия, была во многом аналогична курсу, спровоцировавшему первый этап Великой депрессии. В 2001 - начале 2004 года ФРС проводила "расширительную" монетарную политику; федеральная процентная ставка была ниже уровня инфляции, что способствовало буму на рынке жилья и повышению котировок акций. Затем, с середины 2004 до середины 2007 года федеральная ставка была повышена на 4,25 процентных пункта, что привело к снижению инвестиций в жилую недвижимость начиная с весны 2006 года, а с осени 2007-го - к падению котировок на фондовом рынке и объема производства в стране. 

Как и в 1930-х годах, снижение стоимости акций и дефляция чрезвычайно повысили спрос на деньги и иные финансовые инструменты, например, краткосрочные казначейские обязательства. Главное отличие нынешней ситуации от того периода заключается в том, что с середины 2007 года ФРС проводила весьма энергичную монетарную политику, сократив федеральную ставку рефинансирования на 5 процентных пунктов. Более того, с осени прошлого года Федеральная резервная система приступила к масштабной скупке целого ряда государственных и частных финансовых инструментов: в результате монетарная база по сравнению с августом 2008 года увеличилась вдвое. Этот резкий поворот в монетарной политике стал в первую очередь результатом выводов, сделанных председателем ФРС Беном Бернанке (Bernanke) на основе изучения ошибок, допущенных в этой сфере в 30-е годы.

Чрезвычайно быстрое увеличение монетарной базы с августа прошлого года стало, на мой взгляд, правильным ответным шагом на значительное увеличение денежного спроса, и, скорее всего, увенчается куда более эффективным результатом, чем любые планы по стимулированию экономики из бюджетных средств. В тот момент, когда вновь наметится некая общая инфляция, а доверие к надежности немонетарных активов повысится, денежный спрос снизится до нормального уровня по отношению к совокупным доходам.

В этот период ФРС и администрация Обамы столкнется с весьма трудным выбором - допустить ли им раскручивание инфляции или быстро повысить процентные ставки во избежание такого исхода. Первый вариант будет равносилен бездействию; второй потребует продажи большей части финансовых активов, оказавшихся в распоряжении ФРС за последние несколько месяцев. На мой взгляд, принимать это трудное решение придется в не столь уж далеком будущем - возможно, в ближайшие год-два. Этот вывод связан с тем, что с ноября прошлого года мы уже наблюдаем некоторый рост котировок акций и цен на сырье. И этот трудный выбор придется делать в крайне непростой обстановке. Срок пребывания Бернанке на посту председателя ФРС истекает в январе 2010 года, а осенью того же года предстоят выборы в Конгресс, что несомненно ослабит стимулы и готовность пойти на резкое повышение процентной ставки. Второй вариант также чреват переходом рецессии на траекторию в форме буквы W: попытки избежать высокого уровня инфляции приведут к затягиванию периода слабого экономического роста. Так или иначе, избежать подобного трудного выбора в будущем можно лишь путем корректировки условий, из-за которых нынешняя рецессия приобрела форму финансового кризиса. Для этого потребуется реструктуризация ипотечного рынка в целях повышения ликвидности ипотеки и обеспеченных ипотечными кредитами ценных бумаг, а также придания большей транспарентности связанным с ними рискам.

Другие направления экономической политики

Политика в сфере торговли и трудовых отношений, проводившаяся в 1930-е годы, была призвана поддержать цены на товары и трудовые услуги, как правило в ущерб объему производства и того, и другого. Аналогичные цели и результаты имели и меры на других направлениях. Принятый в 1933 году Закон о восстановлении промышленности (National Industrial Recovery Act) санкционировал создание картелей для поддержания уровня цен; до 1935 года, когда его признали неконституционным, участников таких картелей штрафовали в случае снижения цен. Наиболее вопиющий характер из всех этих шагов носил Закон о регулировании сельского хозяйства (Agricultural Adjustment Act) 1933 года; он предусматривал денежные выплаты фермерам за сокращение посевных площадей (в 1936 году закон также был признан неконституционным). По сути, перечисленные меры устанавливали нижний ценовой "порог", не позволявший "расчистить завалы" на многих рынках товаров и рабочей силы в условиях снижения номинального спроса. Они стали одной из основных причин, по которым объем производства в стране сравнялся с уровнем 1929 года лишь в 1939-м, а безработица в конце 30-х по-прежнему составляла 17,2%.

Несколько сегодняшних программ в области сельского хозяйства также преследуют во многом аналогичные цели и чреваты аналогичными последствиями. Так, цены на молоко "держит" санкционированный правительством картель, цены на сахар обеспечиваются импортными квотами, а цены на кукурузу повышаются из-за подзаконного акта, требующего направлять немалую часть урожая на производство этанола в качестве моторного топлива. Позиция Обамы в отношении картеля в молочной промышленности мне не известна, однако в ходе своей предвыборной кампании он решительно выступал за сохранение импортных квот на сахар и программы по производству этанола.

Еще одно направление экономической политики, проводившейся как гуверовской, так и рузвельтовской администрацией, заключалось в значительном увеличении расходов федерального бюджета на инфраструктурные проекты, особенно строительство ГЭС. Эти программы не приводили к сокращению совокупного объема производства, однако - с учетом мер, принимавшихся на других направлениях, - они не смогли стать инструментом, позволявшим эффективно сократить глубину и длительность Великой депрессии. В 1990-х годах правительство Японии инициировало еще более масштабную программу по развитию инфраструктуры, но и эта программа никак не повлияла на крайне слабый экономический рост в стране, темпы которого оставались неизменными целое десятилетие. Напомним, что одним из главных элементов предлагаемого президентом Обамой "пакета" финансовых стимулов является существенное увеличение расходов федерального бюджета на инфраструктуру. Председатель ФРС Бернанке недавно с полным основанием заявил: "Увеличение бюджетных расходов вряд ли сможет обеспечить устойчивое оживление экономики, если оно не будет сочетаться с решительными мерами по дальнейшей стабилизации и укреплению финансовой системы".

Заключение

Самый важный урок, который можно извлечь из фактов, изложенных в настоящей статье, заключается в следующем: необходимо избегать повторения шагов - особенно в совокупности, - которые в свое время усугубили и затянули Великую депрессию. К сожалению, некоторые из этих мер - ограничение международной торговли, укрепление позиций профсоюзов, шаги по поддержанию цен на некоторые товары и трудовые услуги, а также повышение налогообложения зажиточных граждан и доходов с капитала - и сегодня пользуются популярностью по политическим мотивам. Один важный урок, который мы вроде бы извлекли из опыта 30-х - не сокращать денежную массу в ответ на повышение спроса на деньги. Второй серьезнейший урок - правда до сих пор не усвоенный - заключается в том, что рост государственных расходов на развитие инфраструктуры, при всей популярности и полезности этой меры, не является эффективным способом борьбы с рецессией.

Нам еще предстоит сделать окончательные выводы относительно причин нынешнего спада и общего финансового кризиса. После окончания Второй мировой войны США пережили 11 рецессий, не сопровождавшихся финансовыми кризисами, поэтому нынешняя ситуация должна быть вызвана какими-то новыми феноменами. На мой взгляд, этим опасным новым фактором стала политика государства и действия частных лиц, изменившие характер финансирования ипотеки, но это - тема для другой статьи. В этом плане я могу только согласиться с выводом председателя Бернанке, заметившего недавно: "Нам нужно пересмотреть существующие нормы регулирования рынков капитала, правила бухгалтерской отчетности и другие аспекты режима регулирования, гарантируя, чтобы они не вносили чрезмерного "проциклического" элемента в деятельность финансовой системы и экономики в целом".

Вильям Нисканен



Добавить статью в свой блог:

© 2010-2012 | Site owner A.Bulgakov | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Designer S.Gordi | Memory consumption: 3.5 Mb