Природа массовых явлений

Некоторые считают, что предмет социальных наук - изучение массовых явлений. Не проявляя особого интереса к изучению индивидуальных особенностей, они надеются, что изучение поведения общественных совокупностей даст информацию подлинно научного характера. Главный недостаток традиционных методов исторического исследования они видят в том, что эти методы направлены на изучение индивидов, и высоко ценят статистику именно потому, что, как они полагают, статистика наблюдает и регистрирует поведение социальных групп.

В действительности, статистика регистрирует индивидуальные особенности членов произвольно выбранных групп. Каковы бы ни были принципы, побуждающие ученого выделять какую-либо группу, регистрируемые характеристики относятся прежде всего к индивидам, составляющим группу, и только косвенно - к группе. Единицей наблюдения являются индивидуальные члены группы. Статистическая информация относится к поведению индивидов, формирующих группы.

Современная статистика пытается обнаружить неизменные связи между статистически установленными величинами путем измерения их корреляции. В области наук о человеческой деятельности этот метод абсурден. Это со всей очевидностью доказывается тем, что многие численно высокие коэффициенты корреляции не являются выражением какой-либо связи между двумя группами фактов (Cohen M.R. and Nagel E. An Introduction to Logic and Scientific Method. - N. Y.: Brace. 1934. P. 317).

Общественные и массовые явления не являются чем-то, что находится вне и над индивидуальными явлениями. Они не являются причиной индивидуального явления. Они порождаются либо сотрудничеством индивидов, либо параллельным действиями. Последние могут быть либо независимыми, либо подражательными. То же самое действительно по отношению к асоциальным действиям. Преднамеренное лишение жизни одного человека другим как таковое представляет собой просто человеческое действие и не имело бы никакого иного смысла в гипотетическом (и неосуществимом) состоянии, в котором не существовало бы сотрудничества между людьми. Оно становится преступлением, убийством при таком положении дел, когда общественное сотрудничество препятствует человекоубийству, за исключением случаев, строго определенных законами этого общества.

То, что обычно называется массовыми явлениями, представляет собой частое повторение и повторяемость определенного индивидуального явления. Утверждение: на Западе хлеб является предметом массового потребления, означает: на Западе подавляющее большинство людей едят хлеб ежедневно. Они едят хлеб не потому, что он является предметом массового потребления. Хлеб является предметом массового потребления, потому что практически каждый из нас ест хлеб каждый день. С этой точки зрения можно оценить попытку Габриэля Тарде изобразить подражание и повторение фундаментальными факторами социальной эволюции (Tarde G. Les lois de l'imitation. 3rd ed. - Paris, 1900).

Поборники социальных наук критикуют историков за то, что последние концентрируют свое внимание на действиях индивидов и игнорируют поведение народа, подавляющего большинства, масс. Это ложная критика. Историк, изучающий распространение христианской веры и различных церквей и вероисповеданий, события, результатом которых стало появление интегрированных языковых групп, европейскую колонизацию западного полушария, подъем современного капитализма, определенно не пренебрегает поведением масс. Однако основная задача истории - указать на связь действий индивида с ходом событий. Разные индивиды оказывают разное влияние на исторические изменения. Есть пионеры, придумывающие новые идеи и разрабатывающие новые способы мышления и деятельности; есть лидеры, ведущие людей по пути, по которому люди желают идти; и есть безликие массы, следующие за лидером. История христианства не может обойти молчанием таких людей, как апостол Павел, Лютер и Кальвин. История Англии XVII в. не может не анализировать роль Кромвеля, Мильтона и Вильгельма III Оранского. Приписывание идей, порождающих исторические изменения, душе масс является метафизическим .предрассудком. Интеллектуальные новации, справедливо рассматривавшиеся Огюстом Контом и Баклом основной темой истории, не являются достижением масс. Олицетворением массовых движений являются не безликие люди толпы, а личности. Нам не известны имена людей, совершавших великие подвиги на заре цивилизации. Но мы убеждены, что технологические и институциональные нововведения того времени также были не внезапными вспышками вдохновения, озарявшего массы, а работой немногих индивидов, далеко превосходивших окружающих их людей.

Не существует ни души масс, ни разума масс, только идеи и действия, разделяемые и выполняемые большинством, одобряющим мнение пионеров и лидеров и подражающих их поведению. Сборища и толпы также действуют только под руководством главарей и вожаков. Рядовые люди, из которых состоят массы, отличаются недостатком инициативы. Они не пассивны, они тоже действуют, но действуют только по науськиванию подстрекателей.

Упор социологов на массовые явления и обожествление ими простых людей идет от мифа, что все люди биологически равны. Утверждается, что причинами всех различий между людьми являются постнатальные обстоятельства. Если бы все люди пользовались выгодами хорошего образования, то подобные различия никогда бы не появились. Сторонники этой доктрины затрудняются объяснить различия между выпускниками одной и той же школы и тот факт, что многие самоучки далеко превосходят докторов, магистров и бакалавров самых знаменитых университетов. Они не понимают, что университеты могут сообщить своим студентам только знание преподавателей. Обучение растит последователей, подражателей и рутинеров, а не пионеров новых идей и творческих гениев. Школы являются не колыбелью прогресса и улучшений, а оранжереей традиций и неизменных способов мышления. Отличительной чертой творческого разума является то, что он отвергает часть того, чему он научился или, по меньшей мере, добавляет к этому нечто новое. Сведение подвигов пионера к знаниям, полученным им от учителей, чрезвычайно искажает эти достижения. Каким бы эффективным ни было школьное обучение, оно приводило бы только к застою, ортодоксальности и косному педантизму, если не существовало бы незаурядных людей, прорывающихся за пределы мудрости своих наставников.

Вряд ли можно заблуждаться более глубоко относительно смысла истории и эволюции цивилизации, нежели сконцентрировав свое внимание на массовых явлениях и игнорируя отдельных людей и их подвиги. Ни одно массовое явление не может быть адекватно истолковано без анализа идей, которые лежат в его основе. А мистический разум масс не является источником ни одной новой идеи.

Людвиг фон Мизес, из книги "Теория и история"



Добавить статью в свой блог:

© 2010-2012 | Site owner A.Bulgakov | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Designer S.Gordi | Memory consumption: 4.25 Mb