Проблема экономического расчета. Первые "решения", предложенные социалистами

Экономический расчет в натуральном выражении

Представление о том, что социалистическую экономику можно организовать без использования денег, восходит к Карлу Марксу. Действительно, в состоянии равновесия или нирваны, которое, как полагает Маркс, руководящий орган способен и обязан принудительно установить, не было бы потребности в деньгах, поскольку предполагается, что вся информация дана и никаких изменений не бывает. В такой ситуации нужно было бы просто постоянно производить одни и те же товары и услуги и распределять их одним и тем же способом между одними и теми же индивидами. Эту идею от Маркса усвоил Энгельс, а от него - множество теоретиков, которые с разной степенью откровенности утверждают, что даже в отсутствие денег нет никакой причины для возникновения каких бы то ни было проблем с экономическим расчетом1.

Если не учитывать того, что центральный орган принуждения в принципе не в состоянии получить необходимую ему информацию, проблема с предложениями осуществлять экономический расчет в натуральном выражении состоит в том, что невозможно производить расчеты (умножение и вычитание), используя разнородные величины. Действительно, если орган власти решает отдать в обмен на какую-нибудь машину 40 свиней, 5 мешков муки, тонну масла и 200 яиц, откуда он может узнать, не отдает ли он больше, чем должен, с точки зрения собственных оценок? Иными словами: если бы регулирующий орган потратил эти ресурсы на иные виды деятельности, не мог ли бы он достичь целей, которые имели бы большую ценность даже для него самого? Вероятно, можно простить социалистическим теоретикам то, что они не смогли с самого начала осознать неразрешимость проблемы, которую ставит перед социализмом субъективный, рассеянный и невыраженный в словах характер информации, но нельзя простить им ту вопиющую ошибку, которую представляет собой идея о том, что рациональный расчет возможен без использования какой-либо денежной единицы в качестве общего знаменателя.

Кроме того, проблема, которую ставит расчет в натуральной форме, влияет не только на производственные решения, но и на решения о распределении потребительских товаров. Ведь есть много таких потребительских благ и услуг, которые нельзя поровну разделить между абсолютно всеми гражданами, и поэтому абсурдно рассматривать систему их распределения, не включающую денежных единиц2. В завершение мы процитируем ироническое замечание Мизеса о Ландауэре, социалистическом теоретике, который считал натуральный расчет возможным: "Ландауэр не понимает, что (и почему) невозможно складывать или вычитать числа с разным измерением. Тут уж ничем не поможешь"3.

Несмотря на сказанное выше, мы не должны поддаваться ложному впечатлению, что главная причина, по которой натуральный экономический расчет невозможен, состоит в том, что разнородные единицы нельзя складывать, вычитать и т.п. Основная причина, по которой экономический расчет в отсутствие рыночных цен и денег невозможен - в субъективном, рассеянном и невербализуемом характере практического человеческого знания. Дело не в том, что даже если бы человеческое знание не обладало этими особенностями, экономические расчеты в натуре все равно были бы невозможны, потому что мы не можем производить математических операций с разнородными величинами: наоборот, суть в том, что даже если бы гипотетический субъект имел возможность производить такие расчеты в натуре, для него все равно было бы логически невозможно получить всю необходимую информацию. Таким образом, главный довод относится к информации, а довод, что расчет в натуральной форме невозможен, является очень наглядным, но вспомогательным.

Экономический расчет в рабочем времени

Объективная теория трудовой ценности Маркса является причиной, по которой разным социалистическим теоретикам казалось естественным попробовать решить интересующую нас проблему с помощью расчетов в рабочем времени. Хотя это "решение" и ведет нас непосредственно к обсуждению объективной теории ценности относительно субъективной, в начале анализ возможности экономического расчета в рабочих часах не зависит от конкретной позиции по вопросу о том, какая теория ценности (объективная или субъективная) верна.

В общем, эти теоретики предлагали правительству учитывать рабочее время каждого гражданина и выдавать каждому работнику определенное количество чеков, которые соответствовали бы числу отработанных им часов и давали бы ему право на определенное количество произведенных потребительских благ и услуг. Распределение социального продукта происходило бы путем создания статистического регистра рабочих часов, необходимых для производства каждого из товаров или услуг, и предоставления благ и услуг тем работникам, которые готовы обменять на них соответствующие чеки. Таким образом, каждый рабочий час дал бы работнику право получить блага и услуги, которые стоят часа работы.

Очевидно, что такие чеки не являются деньгами и у товаров и услуг не было бы рыночных цен, или условий торговли, добровольно установленных покупателями и продавцами, поскольку пропорция обмена благ и услуг на чеки устанавливалась бы предварительно, в рабочих часах, необходимых для производства каждого блага4.

По мнению Мизеса, при экономических расчетах в рабочем времени возникают две неразрешимые проблемы. Во-первых, даже в рамках объективной теории ценности (стоимости) этот критерий невозможно применять к производственным процессам, в которых используются невозобновляемые природные ресурсы. Действительно, совершенно очевидно, что ни один природный ресурс (например уголь) невозможно обозначить конкретным количеством рабочего времени, так как он не просто позволяет достичь определеннных целей и является редким ресурсом - его в принципе невозможно изготовить с помощью человеческого труда. Иными словами, поскольку для производства такого ресурса не используется труд, учет рабочих часов не дает возможность осуществить экономический расчет, который абсолютно необходим, чтобы принимать разумные, а не произвольные решения относительно этого ресурса.

Во-вторых, час труда не представляет собой чего-то однородного и единообразного. В действительности не бывает просто "труда", а есть бесчисленные разные виды или категории труда, которые в отсутствие рыночных денежных цен, приводящих их в каждом отдельном случае к общему знаменателю, нельзя складывать или вычитать в силу их принципиальной разнородности. Дело не просто в том, что производительность разных работников резко различается, и не в том, что даже производительность одного и того же работника меняется в зависимости от обстоятельств. Главное в том, что виды услуг, предоставляемых трудом, бесконечно разнообразны, и, кроме того, постоянно меняются; как следствие, они абсолютно разнородны и порождают ту же самую проблему, которую мы уже обсуждали в предыдущем разделе применительно к натуральному экономическому расчету. Она состоит в том, что невозможно произвести расчет, используя неоднородные величины.

Традиционная марксистская доктрина предложила в качестве решения этой проблемы попытку свести разные виды труда к так называемому "простому общественно необходимому труду". Однако, редукция часов, потраченных на труд разных видов, к часам простейшего труда возможна только тогда, когда существует рыночный процесс, в ходе которого оба вида труда обмениваются по цене, устанавливаемой различными экономическими субъектами. Без этого рыночного процесса любое сравнительное суждение о разных видах труда неизбежно произвольно и будет подразумевать исчезновение рационального экономического расчета. Вне результатов рыночного процесса свести различные виды труда к общему знаменателю невозможно. Кроме того, проблема сведения разнородных рабочих часов к общей единице представляет собой просто частный случай уже обсуждавшейся нами более общей проблемы, которую ставит перед нами натуральный экономический расчет - проблемы невозможности свести к общей единице разнородные факторы производства.

Наконец, повторим еще раз то, о чем мы уже говорили: даже если существовало бы решение этих двух конкретных проблем (экономического расчета в случае невоспроизводимых природных ресурсов и невозможности найти общую единицу измерения рабочих часов), то главная проблема все равно осталась бы. Плановый орган в принципе неспособен получить всю необходимую ему информацию, поскольку она рассеяна в умах миллионов экономических субъектов, из которых состоит общество.

Экономический расчет в единицах полезности

Некоторые социалисты, благодаря возражениям Мизеса осознавшие невозможность расчета в рабочем времени, полагали, что проблему может решить расчет в "единицах полезности"5. Однако это предложение еще более абсурдно, чем предложение расчета в рабочих часах. Полезность - это строго субъективное понятие, вытекающее из восприятия индивидом каждой единицы доступных ему средств в контексте каждого конкретного действия, в котором он участвует. Полезность нельзя измерить; можно только сравнивать полезность, связанную с разными вариантами действий, в момент принятия решения. Мы также не можем наблюдать полезность для разных индивидов, потому что это предполагало бы в нас способность поселяться в сознании других людей и примерять на себя их личность, их опыт и оценки. Таким образом, никакой центральный орган принуждения не в состоянии наблюдать, ощущать или измерять полезность.

Кроме того, сам действующий человек в момент принятия решения тоже не "измеряет" полезность - он просто сравнивает между собой полезности, которые, как он считает, получит от каждого из возможных вариантов действий. Более того, рыночные цены не выражают эквивалентности и не измеряют полезность6; они представляют собой просто исторические условия торговли, демонстрирующие исключительно то, что участники обменов производили субъективные и различающиеся оценки, и эти различия в оценках обеспечивали возможность обменов.

Приходится сделать вывод, что попытка использовать полезность в качестве единицы экономического расчета порождает неразрешимую проблему не только потому, что полезность ненаблюдаема, но и потому, что не существует такой единицы интерсубъектной полезности, или общего знаменателя разных субъективных полезностей, которую можно было бы использовать в качестве единицы измерения в экономических расчетах. Понятие полезности является до такой степени субъективным и ускользающим, что тезис о невозможности экономического расчета, основанного на единицах полезности, возвращает нас непосредственно к нашему главному аргументу: к тому, что центральный орган принуждения не в состоянии получить необходимую ему практическую информацию, рассеянную в умах всех экономических субъектов, которая в каждый отдельно взятый момент существует в виде бесконечного, непрерывно меняющегося ряда личных оценок и суждений о полезности конкретных целей и средств7.

1 Среди тех, кто верил в возможность экономического расчета в обществе без денег, можно упомянуть Карла Баллода, Николая Бухарина, Отто Нейрата, Карла Ландауэра и Александра Чаянова. В общих чертах идея, которой они придерживаются, состоит в том, что общество должно будет определять потребности каждого гражданина с помощью "объективных" критериев, установленных специалистами (биологами, агрономами и т.п.). Затем соответствующее управление статистики или институт запланирует количество потребительских благ (сапог, брюк, рубашек и т.п.), которые должны быть произведены в течение года. Позже эти потребительские блага будут таким же способом распределены между гражданами. Кроме работ Нейрата "Durch die Kriegswirtschaft zur Naturalwirtschaft" (которую мы уже цитировали) и "Wirtschaftsplan und Naturalrechnung: von der sozialistischen Lebensordnung und von kommenden Menschen" (Berlin: Laub, 1925), основные работы авторов-социалистов, защищавших расчеты в натуральном выражении, следующие: Alexander Tschayanoff, "Zur Frage einer Theorie der Nichtkapitalistischen Wirtschaftssysteme," Archiv fur Sozialwissenschaft und Sozialpolitik no. 51 (1923): 577-613 [Чаянов А. В. К вопросу теории некапиталистических систем хозяйства // Чаянов А. В. Крестьянское хозяйство: Избранные труды. М.: Экономика, 1989. С. 114-143]; N. I. Bukharin and E. Preobrazhensky, The ABC of Communism: A Popular Explanation of the Program of the Communist Party of Russia (Ann Arbor: University of Michigan Press, 1966) [Бухарин Н., Преображенский Е. Азбука коммунизма. Популярное объяснение программы Российской Коммунистической партии (большевиков). Написана в октябре 1919 г. Став настольной книгой молодых членов партии, выдержала более 20 переизданий]; Karl Ballod, Der Zukunftsstaat: Wirtschaftstechnisches Ideal und Volkswirtschaftliche Wirklichkeit, 4 ed. (Berlin: Laub, 1927) [Баллод К. Взгляд в государство будущего. 1906; Балодис К. Государство будущего. М., 1920]; и, наконец, Carl Landauer, Planwirtschaft und Verkehrswirtschaft (Munich: Duncker & Humblot, 1931). Подробное изложение идей этих авторов см.: Trygve J. B. Hoff, Economic Calculation in the Socialist Society, 50-80. Об экономисте Карле Баллоде и его влиянии на зарождение планирования в СССР см.: Francois Seurot, Les Economies Socialistes (Paris: Presses Universitaires de France, 1983), pp. 12-13. На русском языке между 1903 и 1906 гг. книга Баллода вышла шестью изданиями, и Кржижановский строго следовал изложенным в ней принципам, когда в 1920 г. Ленин поручил ему подготовить план электрификации (план ГОЭЛРО). О Карле Баллоде (1864-1933), который использовал псевдоним Атлантикус, от утопии Френсиса Бэкона 1627 г. "Новая Атлантида", см. полезную книгу: Juan MartinezAlier, Ecological Economics, 199-205. Однако, в своих выводах Мартинес-Альер не учитывает сути предпринимательства; он также игнорирует то, что особенный ущерб природным ресурсам наносится тогда, когда следовательно, не порождается информация, необходимая для того, чтобы принять правильные решения относительно этих ресурсов. Подробнее об этом см. мою статью: "Derechos de Propiedad y Gestion Privada de los Recursos de la Naturaleza" in Cuadernos del Pensamiento Liberal.

2 Даже теоретик социализма Карл Каутский высмеивал идеи Нейрата о расчетах в натуре, сделав вывод, что "бухгалтерский учет in natura быстро приведет к полному и окончательному хаосу". Цитата приводится по: T. J. B. Hoff, Economic Calculation in the Socialist Society, 79. Хофф подробно показывает, что ни одно из тех предложений натурального распределения потребительских благ и услуг, которые выдвигались разными социалистическими теоретиками (8 таких предложений, объединенных в две равные группы, действительно рассматривались), не осуществимо на практике. См. с. 54-70 указанной работы. Русский экономист Борис Бруцкус тоже считал абсурдными предложения Бухарина и Чаянова производить экономические расчеты в натуральном выражении (см.: Economic Planning in Soviet Russia, 17.)

3 Ludwig von Mises, Socialism, note on p. 119 [Мизес. Социализм. С. 93 сн.].

4 Описанный выше порядок экономического расчета в рабочем времени был приведен Карлом Марксом: "Он получает от общества квитанцию в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме" (Karl Marx, Critique of the Gotha Programme, vol. 3 of Marx-Engels Selected Works [Moscow: Progress Publishers, 1970] [Маркс К. Критика Готской программы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 19. С. 18]). Наиболее убедительно доказывал возможность экономического расчета в рабочем времени Отто Лейхтер, см.: Otto Leichter, Die Sprengung des Kapitalismus: Die Wirtschaftsrechnung in der Sozialistischen Gesellschaft (Vienna: Verlag der Wiener Vollsbuchhandlung, 1923). Любопытно, что в этой книге Лейхтер резко критикует предложения производить расчет в натуральном выражении. Позднее его идеи развил и усовершенствовал Вальтер Шифф: Walter Schift, Die Planwirtschaft und ihre okonomische Hauptprobleme (Berlin, 1932). Мизес подверг критике предложенное Лейхтером решение в статье: Mises, "Neue Beitrage zum Problem der Sozialistischen Wirtschaftsrechnung," Archiv fur Sozialwissenschaft und Sozialpolitik no. 51 (1924): 488-500. Виллем Кейзер написал по-английски статью, посвященную, в частности, этому тексту Мизеса, см.: William Keizer, "Two Forgotten Articles by Ludwig von Mises on the Rationality of Socialist Economic Calculation," The Review of Austrian Economics (Massachusetts: Lexington Books, 1987), 1: 109-122. Вторая статья Мизеса, которую обсуждает Кейзер, это "Neue Schriften zum Problem der Sozialistischen Wirtschaftsrechnung", опубликованная в том же журнале (vol. 60 [1928]: 187-190); в ней Мизес рассматривает работы Джейкоба Маршака, Отто Нейрата и Бориса Бруцкуса.

5 Станислав Струмилин (1877-1974) в статьях, опубликованных в "Экономической жизни", №№ 237, 284, и 290 (23 октября, 17 декабря и 24 декабря 1920 г.), писал, что он не считает возможным экономический расчет в рабочем времени, если не дополнить его использованием единиц полезности. Подробное описание этой системы экономического расчета, от которой Ленин отказался, вернувшись к рынку и деньгам в период НЭПа, содержится в статье Михеля Кэзера о Струмилине: M. C. Kaser in The New Palgrave: A Dictionary of Economics, vol. 4, 534. В упомянутой нами работе Борис Бруцкус разгромил возможность экономического расчета в единицах полезности. В свою очередь, Карл Каутский яростно отстаивал мысль о том, что экономический расчет в рабочем времени возможен только в том случае, если взять в качестве исходного пункта исторические цены рынка, сложившиеся в период до установления социалистической экономики (вероятно, как косвенный способ зафиксировать отношения полезности). См.: Karl Kautsky, Die Proletarische Revolution und ihr Programm (Berlin: Dietz Nachfolger, 1922). Мизес в упомянутой нами в предыдущей сноске статье 1924 г., опубликованной в Archiv fur Sozialwissenschaft und Sozialpolitik, резко отмел предложение Каутского.

6 Todo necio / confunde valor y precio. ["Все глупцы / путают ценность с ценой".] (Antonio Machado, "Proverbios y Cantares" 68, in Poesias Completas, Poesias Completas, Edicion critica Oreste Macri [Madrid: Espasa Calpe], 1: 640, 820).

7 Гюнтер Халоупек (Gunther K. Chaloupek "The Austrian Debate on Economic Calculation in a Socialist Economy," History of Political Economy 22, no. 4 (winter 1990): 659-675) опубликовал блестящее исследование о различных попытках писавших по-немецки авторов (большинство из них мы упоминали в предыдущих сносках) возразить Мизесу; см. в особенности библиографию. "Немецкий" спор об экономическом расчете, менее известный, чем последовавшая за ним дискуссия в англоговорящем мире, завершили работы авторов, солидаризировавшихся с Мизесом, о которых Халоупек не упоминает. См. в особенности: Max Weber, "Wirtschaft und Gesellschaft," in Grundriss der Sozialokonomie (Tubingen, 1922), 3: 45-59 [см.: Вебер М. Хозяйство и общество М.: Изд-во ГУ ВШЭ, 2008 (готовится к печати)]; Adolf Weber, Allgemeine Volkswirtschaftslehre, 4th ed. (Munich and Leipzig, 1932), 2: 369; C. A. Verr? n Stuart, "Winstbejag versus behoeftenberrediging," Overdruk Economist 76, no. 1, pp. 18 ff.; Pohle-Halm, Kapitalismus und Sozialismus, 4th ed. (Berlin, 1931), 237 ff.

Хесус Уэрта Де Сото
Из книги "Социализм, экономический расчёт и предпринимательская функция"



Добавить статью в свой блог:

© 2010-2012 | Site owner A.Bulgakov | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Designer S.Gordi | Memory consumption: 3 Mb