Наркодилер

Наркобизнес, преступный бизнес, несет ответственность за мучительные смерти, преступления, ограбления, принудительную проституцию, и часто - убийства. На наркомане остается пятно на всю жизнь, даже если он и "завязал". Во время периода зависимости наркоман - безвольный раб наркотика, способный пойти на любые унижения, лишь бы достать следующую дозу.

Как тогда можно ставить под сомнение порочность наркодилера? Каким образом можно относиться к нему благосклонно?

Пороки, в которых обычно винят зависимость от героина, на самом деле являются последствием запрещения наркотиков, а не самой зависимости. Принимая во внимание запрет на наркотики, именно человек, незаконно продающий наркотики, делает больше чем кто-либо для облегчения пагубных последствий, вызванных запрещением.

Запрет героина повлек за собой разрушительные последствия, загнав цену на уровень, который нельзя назвать иначе как астрономический. Когда товар объявлен вне закона, в дополнение ко всем затратам на выращивание, сбор, обработку, перевозку, доставку в розничную сеть, и т. д., следует добавить затраты на уклонение от закона и оплату наказания, когда уклониться не удалось. В случае незаконного производства виски (во время "сухого закона" 20-х) эти дополнительные затраты не были чрезмерными, так как правоохранительные органы относились к ним халатно и запрет не имел широкой народной поддержки. В случае героина эти затраты чудовищны. Анти-героиновое законодательство пользуется широкой народной поддержкой, с требованием еще более строгих законов и наказаний. "Группы бдительности" и юношеские банды в городских гетто подвергают самочинным наказания продавцов и наркоманов. Эти группы пользуются неявной поддержкой правоохранительных органов, полицию подкупить трудно и дорого, так как они боятся строгих наказаний в случае поимки.

Кроме дорогостоящих взяток полиции, наркоторговцы вынуждены платить высокие зарплаты своим работникам, за опасности, с которыми они сталкиваются, ввозя контрабандой и подготавливая на фабриках наркотики для уличной продажи. Они также должны заботиться о работниках, которых поймали на взятках политикам, юристам и судьям для смягчения наказаний. Все эти факторы приводят к высокой цене на героин. Если бы не все эти дополнительные затраты, связанные с запретом героина, цена бы не отличалась сколь-либо значительно от цены других сельскохозяйственных культур (пшеницы, табака, соевых бобов и т. д.). Если легализовать героин, наркозависимый сможет приобрести свою дневную дозу по цене буханки хлеба.

При запрете героин стоит около 100 долларов в день при укоренившейся привычке. В зависимости от информации о рынке и от альтернативных источников снабжения, наркозависимый тратит около 35000 долларов в год для оплаты зависимости. Очевидно, что именно эта стоимость ответственна за невыразимые человеческие страдания, обычно связываемые с зависимостью от героина. Типичный наркоман обычно молод, не образован, и обычно не способен заработать честным путем достаточную сумму денег для финансирования своей привычки. Если он не обращается за медицинской и психиатрической помощью, единственным способом обеспечить себе "дозу" остается ведение преступного образа жизни, где он в конце концов может быть пойман полицией или уличными бандами. Более того, наркозависимый преступник находится в гораздо более тяжелом положении, чем обычный. Обычный преступник может выбрать наиболее удачное время и место для ограбления. Но наркоман должен совершить преступление, когда он нуждается в "дозе", а это случается когда его реакции заторможены в результате наркотического голодания.

Если подумать об экономике сбыта краденого, становится ясно, что наркоман вынужден совершить огромное количество преступлений, чтобы оплатить свое пристрастие. Для получения ежегодной суммы в 35000 долларов, необходимой для покупки наркотиков, наркоман должен совершить краж на сумму примерно в пять раз большую (почти 200000 в год), так как скупщики краденного обычно платят 20 процентов или менее от розничной цены краденного. Если сумму в 200000 умножить на 10000 предположительных наркоманов в Нью-Йорке, сумма потерь от краж, совершенных наркоманами в Большом Яблоке составит 20 миллиардов.

Следует еще раз твердо подчеркнуть, что все эти преступления вызваны запретом героина, а не результатом зависимости от него. Именно запрет кардинально взвинчивает цену и склоняет наркоманов к преступной жизни и скотству, которое может окончиться его смертью или смертью его жертвы.

Чтобы доказать это, рассмотрим небольшое, но показательное количество врачей, которые, имея доступ к героину, пристрастились к нему. Цена на героин для них доступна, так как их доступ к наркотикам находится в рамках закона. Их жизнь "нормальна", полезна, приносит удовлетворение - и имеет единственное отличие. Экономически их жизнь не слишком отличалась бы, если бы вместо пристрастия к героину у них был бы диабет, и им бы был жизненно необходим инсулин. В обоих случаях эти врачи способны исполнять свои профессиональные обязанности. Однако если лишить их законного доступа (или если вдруг объявить вне закона инсулин), эти врачи будут зависеть от уличного торговца, лишенные возможности удостовериться в качестве приобретаемых медикаментов, и вынужденные платить за них заоблачные цены. При этих изменившихся обстоятельствах положение этих врачей было бы более сложным, но не катастрофическим, так как большинство из них может с легкостью позволить себе потратить 35000 долларов в год на свою привычку. Но как быть с необразованными наркоманами, живущими в нищете, которые не имеют таких возможностей? Функция наркоторговца, независимо от мотивов, по которым он вошел в эту сферу деятельности, состоит в снижении цены на наркотики. Каждый раз, когда несколько новых торговцев входят в отрасль, цена на наркотики снижается еще больше. И наоборот, каждый раз, когда число торговцев уменьшается (из-за преследования или привлечения к ответственности), цена повышается. Так как сама по себе продажа героина не несет ответственности за плачевное состояние наркомана или за совершенные им преступления (в этом виновата скорее высокая цена героина, вызванная его запретом), следует признать, что любые действия, ведущие к снижению цены наркотиков, смягчают проблему. Если проблема вызвана высокой ценой на наркотики, снижение цены следует рассматривать как решение.

Но именно наркодилер является инструментом снижения цены, а правоохранительные органы , вмешивающиеся в действия наркодилера, ответственны за ее повышение. Поэтому именно осыпаемого бранью наркодилера, а не всеми любимого агента по борьбе с наркотиками следует считать героической фигурой.  Легализация наркотиков отвергается на том основании, что это приведет к остановке прогресса и цивилизации. Цитируется британский и китайский опыт с наркотиками, вызывающими привыкание, и нам рисуют картины толп людей, валяющихся на улицах, одурманенных до потери сознания. Аргумент состоит в том, что все, что мешает прогрессу, например, повсеместное употребление героина, следует запретить. Но есть и другие вещи, которые могут помешать прогрессу, которые большинство людей не желает запрещать - например, досуг. Если наемный работник берет отпуск, отнимающий 90 процентов рабочего года, "прогресс" наверняка остановится. Следует ли запретить длительные отпуска? Вряд ли. Кроме того, сегодняшний запрет героина не перекрывает доступ к наркотику. Раньше его можно было приобрести только в городских гетто; теперь им торгуют в благополучных пригородах и школах.

В случае с китайским опытом с наркотиками, китайских торговцев принудили к покупке опиума при помощи "дипломатии канонерок". Легализация наркотиков ни в коей мере не означает принуждения индивидуумов к формированию привычки. На самом деле в насилии, или вернее, в устранении насилия состоит основная причина, по которой следует отказаться от запрета.

В британском случае (наркотики вводятся легально, по низкой цене, врачом или лицензированной клиникой), приводится аргумент, что количество наркоманов резко выросло после начала этой программы. Но это просто статистический артефакт. Ранее многие неохотно сообщали о своей наркозависимости, так как это было незаконно. После того, как зависимость была легализована, и стали доступны недорогие наркотики, статистика, естественно, выросла. Британская государственная медицинская служба обслуживает только зарегистрированных наркоманов. Поэтому неудивительно, что при таких обстоятельствах выросло количество зарегистрированных наркозависимых.

Еще одним источником увеличения количества статистически учтенных наркоманов является миграция в Соединенное Королевство из стран Содружества. Такая внезапная иммиграция может вызвать временные проблемы адаптации, но это не является приговором британскому плану. Наоборот, это является дополнительным свидетельством дальновидности и прогрессивности программы. Обвинять эту программу в увеличении количества наркоманов - все равно, что обвинять доктора Кристиана Барнарда (первого врача, осуществившего пересадку сердца) в увеличении количества людей в Южной Африке, желающих сделать операцию на сердце.

В заключение следует сказать, что пристрастие к героину может быть неумаляемым злом, не имеющим никаких социальных оправданий. Если так, то усилиям, направленным на освещение вреда такого пристрастия можно только аплодировать. Однако сегодняшнее запрещение героина и других тяжелых наркотиков не служит никакой полезной цели. Оно причиняет неисчислимые страдания и большое социальное напряжение. Следя за соблюдением этого порочного закона, агенты по борьбе с наркотиками вызывают повышение цен и приумножают трагедию. И только продавец героина, действия которого, связанные с большим личным риском, приводят к снижению цены, спасает тем самым жизни, и несколько смягчает трагедию.

Уолтер Блок, из книги "Овцы в волчьих шкурах: в защиту порицаемых"



Добавить статью в свой блог:

© 2010-2012 | Site owner A.Bulgakov | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Designer S.Gordi | Memory consumption: 3.25 Mb