Экономика

Экономика: наука или шаманство? Предсказание будущего или объяснение настоящего? Человек - песчинка на волнах агрегатных моделей или автор этих моделей?

Различные определения экономики

Известный экономист Карлайл описывал экономику как pig-science. Еще один британец Бейджхот говорил, что другие науки "более возвышенные, потому что они изучают вещи, которые более благородны, чем богатство или деньги". Даже Джевонс писал, что "мы изучаем самые низкие чувства". Значит ли это, что все студенты, которые изучают экономику, чуть ли не по определению не могут принадлежать к духовной моральной элите?

На самом деле, все не так плохо, как писали марксисты, представители немецкой исторической школы и даже многие неоклассики. Австрийская школа экономики относится к науке "экономика" как к части общей науки, которая называется праксеология, т.е. наука о причинах человеческой деятельности. Вот взгляд Ф. Хаека: "Спонтанное взаимодействие индивидуумов может произвести .. организм, в котором каждая часть выполняет необходимую функцию для продолжения жизни всего организма. Признание существования такого организма - это признание того, что есть предмет изучения экономики. Одна из причин уникального положения экономики заключается в том, что вы можете понять объект исследования только после очень глубокого и продолжительного изучения".

Известный американский экономист Генри Хэзлитт дает такое определение: "Экономика - это наука распознавания вторичных последствий, наука видеть общие последствия, отслеживать последствия предлагаемых инструментальных и институциональных решений не на какую-то одну специфическую группу на краткосрочную перспективу, но и на интересы всех групп в долгосрочной перспективе. Поскольку экономика - это наука, отслеживающая последствия, она, как логика и математика, признает определенные выводы, следствия. Важно не смешивать моральный и политический аспекты человеческой деятельности с адекватным пониманием самой деятельности.

Следует привести ставшее уже классическим определение профессора Лайнела Роббинса: "Экономика - это наука, которая изучает человеческое поведение как отношение между целями и дефицитными ресурсами, которые имеют альтернативы использования". Из этого определения следует, что:

  1. цели у людей разные;
  2. время и средства для достижения этих целей ограничены и могут быть использованы по-другому, т. е. в альтернативный способ;
  3. цели имеют разную степень важности.

Центральная идея его определения - редкость (scarcity). Экономика, с точки зрения Роббинса, рассматривает все цели, а не некие специфические, потому что для достижения любой цели есть ограниченные ресурсы. И Дж. Милль, и Л. Роббинс считали, что экономическая наука должна заниматься только тем, что есть, а не тем, что должно быть.

Экономика - это наука, которая изучает производство богатства, т.е. поведение человека при производстве товаров, благ и услуг, в системе разделения труда. Богатство или материальные активы нужны человеку для нормальной жизни: получения пищи, одежды, жилья, сохранения здоровья, получения образования, развлечения и т.д. Наука экономика необходима, потому что качество человеческой жизни зависит от производства, которое, в свою очередь, зависит от разделения труда. Дело в том, что система разделения труда не существует автоматически. Для ее успешного функционирования нужны законы и институты. Бедная переходная страна не может автоматически построить у себя западную систему разделения труда, скопировав американскую или немецкую конституцию и судебно-правовую систему. Исторический пример того, как копирование чужой системы не помогло - это Римская империя 3 - 4 века нашей эры. Сравнительно развитая система древнего мира, которую скопировали римляне, привела эту страну к упадку и деградации, к образованию множества самоподдерживающихся территорий. Аналогичные примеры мы видим в Либерии, стране, которая по сути дела, списала свою конституцию с американской. Огромное количество ошибок, которые совершили переходные страны, в том числе Беларусь, Польша, Россия является следствием слепого копирования западных систем или неправильной их интерпретации.

Чтобы создать адекватную правовую систему и институты для обеспечения работы системы разделения труда, и надо изучать экономику. Без этих знаний люди превращаются в толпу, которая блуждает среди современных компьютеров, стоит в автомобильных пробках, "тусуется" на вечеринках или пьет в подъездах, не в состоянии определить причинно-следственные связи, не в состоянии понять, что делать, чтобы стать богатым, чтобы стать востребованным в экономической системе. Даже в развитой западной экономике если люди перестают понимать, откуда берется молоко и электричество, то политики совершенно спокойно могут вернуться к интервенционизму: начать регулировать цены, ограничивать свободу контракта, вводить разного рода запреты и ограничения. Политики могут начать разрушать основы свободного общества под флагом справедливости, равенства и братства, как это неоднократно было в истории.

Ключевая роль экономики как раз в том и заключается, чтобы научить людей понимать природу, суть нашей материальной цивилизации. Без системы разделения труда уровень нашего благосостояния был бы несравнимо ниже. Людей на планете Земля было бы гораздо меньше, и жили бы они примерно так, как живут в десятках стран Африки, Азии или Латинской Америки.

В своем выступлении на церемонии вручения Нобелевской премии Ф. Хайек утверждал, что явления социальных наук таковы, что эмпирическое тестирование практически невозможно, потому что характеристики всех индивидуумов, действия которых генерируют общий экономический уклад, слишком сложны и не могут быть описаны статистикой. Если такой анализ провести и относится к измеряемым показателям как к единственно важным, то объяснения социальных явлений будет ущербным и ошибочным. Австрийцы считают, что прогнозы "если... - то...", основанные на анализе схожих ситуации на основе экономической теории, более точны, чем количественные прогнозы, основанные на агрегатных показателях. Спортивный комментатор может сформировать правдоподобный прогноз результата футбольного матча на основе знания формы игроков, отношения их к матчу и т.д., но он не в состоянии регулярно угадывать точные результаты матчей. Идея, что некая группа людей, особенно под политическим давлением компетентна в прогнозировании динамики реального ВВП или мультипликатора агрегатного потребления, или использования фискальных инструментов для корректировки фискальной политики, с точки зрения австрийцев, и теории капитализма абсурдна.

Экономика как наука о человеческой деятельности. Праксеология

Центральная концепция человеческой деятельности заключается в том, что люди осуществляют поступки, направленные на достижение состояния, которое лучше, предпочтительнее того, в котором они находятся сейчас. Человек видит возможность улучшения своего положения за счет покупки дополнительного товара, продажи собственности или изменения структуры своего портфеля ценных бумаг. Модель поведения будет в широком смысле определена обстоятельствами сделки. Здоровая логика в данной ситуации укажет на несколько вариантов действий, которые могут привести к наиболее успешному результату.

В той степени, в которой человеческое поведение руководствуется логикой, оно направляется разумом. Данный тип поведения известен в праксеологии, как человеческое поведение. Конкретные формы поведения могут быть самыми разнообразными. Праксеология, используя рациональность человеческого действия в качестве своей основы, может вывести теоремы, описывающие парадигму действия при данных обстоятельствах. Принимая во внимание физические, психологические и физиологические аспекты действия, его можно предвидеть в достаточно точной форме. Но такое возможно не потому, что эти факторы сами по себе определяют действие, а потому что действие есть результат деятельности разума, который направляет его по тому пути, который предпочтительней  других. Наука о человеческой деятельности отличается от других наук тем, что она начинается там, где другие заканчиваются, т.е. предполагает рациональность, которая управляет целеустремленным поведением человека.

Что же такое "человеческая деятельность"?

Целью любого человеческого действия является избавление от неудобства, которое может принимать самые разнообразные формы. Средство, которое служит достижению данной цели, каждый человек выбирает самостоятельно. Некая вещь становится средством, если человеческий разум планирует задействовать ее для достижения некой цели. Экономика - это не наука о вещах и материальных объектах. Это наука о людях и значении их действий. Если бы средства не были бы ограничены и редки, не было бы связанных с ними действий. По австрийской классификации экономические товары, которые непосредственно удовлетворяют желания людей, называются потребительскими товарами. Средства, которые могут удовлетворять желания косвенно, называются производственными товарами. Производственные товары, которые находятся ближе всего к производству потребительских товаров, называются товарами второго порядка (третьего порядка и т.д.). Цель такой классификации - создать основу для теории ценности и цен факторов производства. Первая и окончательная оценка внешних вещей относится только к потребительских товарам. Все остальные вещи ценятся в зависимости от той роли, которую они играют в производстве потребительских товаров. Эта шкала является лишь инструментом для интерпретации человеческой деятельности. В экономике нет места для шкалы потребностей, которая отличается от шкалы ценностей, отражающая реальное поведение человека. Действия - это попытка заменить текущее состояние на более удовлетворительное, т.е. осуществить обмен. Разница между ценностью уплаченной цены (понесенные затраты) и достигнутой целью является прибылью или доходом (вне контекста чисто бухгалтерского значения этого слова) Прибыль - это чисто субъективное явление. Поэтому подсчет, расчет ценностей не возможен.

Многие студенты экономики по-прежнему считают, что единственным стандартом качества экономического рассуждения является его предсказательная способность. Хорошие теории дают точные предсказания, а плохие - соответственно неточные. Позитивизм не улучшил экономического прогнозирования, но он стимулировал развитие чисто формальных проблем математической экономики, теории игр, которые, по словам Ф. Найта, были направлены на то, чтобы доказать, что "вода стекает вниз по склону горы". На этом фоне реальную альтернативу представляет собой австрийская школа.

Австрийцы и неоклассики по-разному относятся к категории равновесия. Для Мизеса равновесия в анализе используется лишь для того, чтобы объяснить один компонент - прибыль и убытки. Для неоклассиков равновесие - это аналитическая панацея, которая пронизывает все аспекты рынка. Для австрийцев неважно, почему и при каких условиях участники рынка "координируются" для возникновения равновесия. Главный их тезис - потребители суверенны, потому что из решения управляют рынком. Это правдивое утверждение вне зависимости от того, почему они делают эти покупки. Поэтому Мизес не разбирается с вопросом, что покупают люди, при каких условиях и почему. В теории цен он пишет о том, что рыночные участники определяют узость маржи, в рамках которых определяются цены. Вне зависимости от числа рыночных участников, рыночные цены всегда определяются решениями предельных продавцов и покупателей. Таким образом, все цены можно объяснить тем, что рыночные участники предпочитают один товар другому. Для Мизеса было безразлично, какой формы кривая предложения. Он не изучал эффект дохода и замещения, потому что они не имеют ничего общего с реальным поведение человека и тем, что он выбирает.

Ненаучность неоклассической теории ценообразования

По мнению Е. Бём-Баверка цена - это не "ценность, выраженная в деньгах", а реальный эквивалент товаров в денежной или не денежной форме, который передается в процессе обмена. Возможно и такое определение цены. Цена - это количественный информационный индикатор, который указывает на определенный результат взаимодействия многих самостоятельных экономических субъектов по удовлетворению своих потребностей на основании субъективной оценки факторов производства и временных предпочтений.

Ценность в обмене, например, шапки - это ее способность обмениваться за две пары перчаток или 50 долларов. Цена шапки, таким образом, является две пары перчаток или 50 долларов. По-прежнему остается открытым вопрос: "Как определяется цена?" Ответ таков: в условиях свободной конкуренции продавцов и покупателей, предполагая, что каждый из них стремится получить быстрое максимальное преимущество, цена определяется субъективной ценностью вещи/товара для самого слабого из реальных продавцов и самого слабого из реальных покупателей. Получается то же самое, что и с субъективной ценностью, где критерием является не самый худший вариант из всех возможных, а самый плохой из всех реальных возможностей использования. Сильный продавец - это тот, кто придает сравнительно мало ценности своему товару и, следовательно, может легко пережить падение цен. Сильный покупатель - это тот, кто придает большую ценность товару, который он покупает, и поэтому может спокойно пережить рост цен. Именно самые слабые продавцы и покупатели определяют цену продажи.

Е. Бём-Баверк, как и австрийская школа экономики в целом, критически относится к терминам "спрос", "предложение", считая их "убежищем запутанных мыслителей". Для объяснения этих терминов он напоминает реальные причины появления "субъективных оценок". Конечная полезность является результатом:

  1. числа потенциальных покупателей;
  2. степенью ценности, которую эти покупатели придают данному товару;
  3. числа потенциальных продавцов;
  4. степенью ценности, которую они придают продаваемому товару.

Когда мы говорим о "степени ценности" мы сравниваем другой товар (к примеру, деньги). Если покупатель ценит шапку на 50Usd, то это значит, что одна шапка для него важнее, чем 50 usd. Именно сравнение двух этим предметов определяет максимум его предложения. То же самое относится и к продавцу при продаже товара. К четырем вышеперечисленным факторам необходимо добавить еще две причины: ценность цены (value of price) покупателю и ценность цены продавцу. Две трети условий объективной ценности зависит от сравнения желаний и средств для их удовлетворения в обществе в целом. Согласно старой доктрине (классической) "цены регулируются отношением спроса и предложения. Данное утверждение верно, если оно включает не только количество предлагаемых и желанных предметов, но также различные мотивы, которые определяют поведение продавцов и покупателей.

Данная классическая формула не верна в том случае, если спрос и предложение берутся только как количественные показатели и когда утверждают, что цена зависит от поставщиков и покупателей, которые соглашаются поставить и предъявить спрос на такое же количество товара. Она не верна потому, что конечная цена зависит не от количества предложенного товара и товара, на который предъявлен спрос, а от желания покупателей и продавцов. Спрос также разбивается на эффективный и на не эффективный. Данное положение верно только в том случае, если "эффективный" и "не эффективный" включает want of will and want of power. Люди, которые формируют спрос и которые исключаются из процесса фиксирования цены, это те люди, которые не готовы заплатить определенную цену по причине своей бедности или отсутствия желания потратить деньги или потому что их субъективная ценность товара не позволяет им заплатить цену. Интенсивность желания также можно считать условием сильного спроса.

Основой стандартной неоклассической теории конкурентных цен, представленной в большинстве учебников, являются следующие положения:

  • конкурентная рыночная система обеспечивает мгновенное или быстрое достижение на данную услугу или товар цены рыночного клиринга (соответствие пункту пересечения кривых спроса и предложения);
  • конкурентная рыночная система мгновенно или быстро достигает соответствующей корректировки между рынками. Они необходимы для того, чтобы обеспечить формирование цены рыночного клиринга одновременно на каждом рынке по всей системе;
  • для удовлетворения этих условий, необходимых для поддержания данной теории, экономика должна во все времена характеризоваться состоянием идеальной конкуренции.

Наиболее важной характеристикой здесь является идеальное совместное знание. Каждый участник рынка в любой момент должен обладать полной информацией о:

  1. решениях, которые принимают все участники рынка при всех возможных ценовых ситуациях;
  2. решениях, которые принимают все участники рынка;
  3. том, что все участники рынка одинаково осведомлены ad infinitum.

Концепция идеального, полного знания полностью исключает возможность нежеланного результата по причине неполной информации. Она исключает неожиданности по причине отсутствия некой информации. Данный подход предполагает, конечно, достижение идеального равновесия. Неоклассическая модель не может служить объяснением формирования цены и количества производимых товаров, как явлений реального мира. Таким образом, она страдает: а) нереальностью допущений; б) внутренними противоречиями. Модель с идеальным знанием должна уже быть моделью, которая достигла состояния равновесия. Модель, которая основана на том, что все решения безошибочны, явно не описывает реальную жизнь. Нельзя представить себе ситуации полного знания, когда бы дисижнмейкеры принимали бы решения, заведомо себе не приемлемые. Австрийские экономисты ввели в экономику понятие "радикальное невежество". Оно значит, что на момент совершения некого действия человек не знает и даже не подозревает о существовании определенной информации (явления, фактов, законов), поэтому он не может принять их во внимание, чтобы более правильно оценить свое состояния после совершения им данного действия.

Теоретическая модель принятия решений, принятая в макроэкономике, абстрагируется от контекста реального мира, в котором решения принимают конкретные люди, а не абстракции. Человек не действует в заданных рамках, данной иерархии целей и данном наборе ресурсов, в заданных рамках информации, которая может меняться. Это упрощения, которые дорого стоят. Дело в том, что они отвлекают внимание от того, как реально происходит процесс принятия решений, что необходимо для понимания рыночного процесса. Поэтому mainstream микроэкономика далека от объяснения реального экономического поведения людей. Если же на основе данных mainstream микроэкономики построить агрегатные показатели, то какова же будет их научность? Не удивительно, что идея образовать новую науку пришла в голову неоклассикам, а не австрийцам. Тем более что появление новой науки, которая пользуется спросом у политиков, профсоюзов и народных масс, означает открытие новых кафедр, получение новых должностей, проведение тысяч конференций, множество публикаций и расширение влияния на экономическую политику в целом. Когда любой политик или администратор может рассуждать в категориях "отрасль", "экономика", "континент", "торговый союз" и т.д., то он науки мало чего остается.



Добавить статью в свой блог:

© 2010-2012 | Site owner A.Bulgakov | Programming V.Lasto | Povered by Nano-CMS | Designer S.Gordi | Memory consumption: 3.25 Mb